Военный адвокат Крехов Д.И. тел.+7(928)065-67-82
Пятница, 26.04.2019, 09:51
Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [61]

Облако
военный адвокат Военный Адвакат военый восстановление. на жилье постановка военнослужащие признание военый одвакат учет комиссия ГЖС нуждающимся условий жилищная военный юрист адвокаты 8 ОГМСБ 46 ОбРОН адвокат по военным делам адвокат по уголовному делу бесплатно военная юридическая помощь военнослужащие нуждающиеся в улучше делам грозненский гарнизонный военный суд перевод увольнение с военной службы нуждающихся адвокат крехов восстановление на военной службе гарнизонный северо-кавказский окруж снятие Бекчанов военная служба жилищных военные адвокаты военный юрист по жилищным вопросам 17 ОМСБ 18 ОМСБ Уволиться военный юрист по жилищным военнослужащий адвокат восстановление лишение прав службе абхазия грозненский гарнизонный военнослужащих учета жилищно-бытовая жилищного жилищные права жилищный учет военнослужащих seo оптимизация сайта seo SEO optimizacija seo оптимизация военно документы для получения жилого помещения денежная компенсация денежная компенсация вместо предост документы для получения жилого поме документы для получения постоянного дополнительные сутки отдыха сутки отдыха наркотические средства 228.1 чечня грозный взрыв взрыв в грозном взрыв в чечне увольнение отмена перевода отмена перевода по служебной жилищный сертификат ипотека 228 228 УК наркотики 228 УК РФ 228.1 УК РФ встречка выезд на встречную ГАИ. ГИБДД 2 оклада военной военнослужащей женщины выбор адвоката военнослужащи военный суд невыполнение условий контракт военная ипотека военная ипотека условия

Вход на сайт

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Подлежит ли отводу судья, умышленно нарушающий Закон
Подлежит ли отводу судья, умышленно нарушающий Закон Данная тема едва ли не самая актуальная в современной судебной практике.
 
Для отвода судьи обстоятельства, указанные в ч. 1 ст. 61 УПК РФ встречаются достаточно редко. Гораздо чаще участниками судебного разбирательства заявляются отводы по ч. 2 ст. 61 УПК РФ, когда появились иные обстоятельства полагать, что судья лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела.
 
Такое право стороны защиты основывается как на возможностях, предоставляемых УПК РФ, так и на позициях Конституционного Суда РФ.
 
Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 25 января 2005г. № 46-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Андреевского Василия Константиновича на нарушение его конституционных прав положениями статей 61, 64, 65 и 355 Уголовно-процессуального кодекса РФ»: «Часть вторая статьи 61 УПК Российской Федерации не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым не исключает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства обстоятельств, свидетельствующих о проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу предвзятости и необъективности. Ни эта статья, ни статьи 64 и 65 УПК Российской Федерации не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела».
 
Так, в соответствии с Определением Конституционного Суда РФ  от 21 октября 2008 г. N 947-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Курбанова Сергея Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 29, 61-65, 125, 256, 294, 295, 299, 355, 379, 409 и  413 УПК РФ: «Статья 61 УПК Российской Федерации, в которой перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу судьи (следователя, прокурора, дознавателя), не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, могущих свидетельствовать о личной, прямой или косвенной, заинтересованности судьи в исходе дела, и тем самым допускает возможность заявления судье отвода в связи с выявлением в ходе судебного разбирательства фактов, свидетельствующих о предвзятости и необъективности, проявившихся в тех или иных его действиях и решениях по делу. Ни указанные законоположения, ни положения статей 64 и 65 УПК Российской Федерации, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 25 января 2005 года N 46-О, не освобождают суд от обязанности принять решение по существу заявленного судье отвода и обосновать его ссылками на конкретные обстоятельства дела».
 
Аналогичные позиции были высказаны в Определении Конституционного Суда РФ  от 13 октября 2009 г. N 1233-О-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Букреева Владимира Викторовича на нарушение его конституционных прав рядом положений уголовно-процессуального кодекса РФ.
 
Кроме этого на возможность заявления отводов судьям  указывается и в  п.п. 10, 11, 13, 14, 15 постановления  Пленума ВС РФ от 31 мая 2007г. №270 «О судебной практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности»  (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.05.2010 N 11):

«Судье при исполнении полномочий по отправлению правосудия следует соблюдать культуру поведения в процессе. Недопустимы резкое или грубое обращение судьи с участниками процесса. Судья не должен проявлять высокомерия. Ему следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании. Некорректное поведение граждан в здании суда или в судебном заседании не освобождает судью от обязанности быть тактичным, объективным и справедливым в отношении этих граждан.
 
Судья обязан вести судебный процесс таким образом, чтобы не допускать возможность возникновения повода для его отвода, поскольку обоснованный отвод судьи в этом случае ведет к отложению рассмотрения дела, перераспределению нагрузки между судьями, нарушению сроков рассмотрения дела и в конечном итоге к умалению авторитета судебной власти. Судья должен избегать личных общений с гражданами, а также с представителями организаций по вопросам, связанным с разбирательством в суде дел этих граждан и организаций, за исключением случаев, предусмотренных процессуальным законодательством. Судья не вправе давать советы и правовые консультации указанным лицам относительно их действий в судебном процессе».
 
п.11. Обратить внимание судей на необходимость соблюдения установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса. С учетом этого судья, проявляя объективность и беспристрастность, обязан с одинаковым вниманием относиться ко всем участникам судебного процесса, быть свободным от предубеждений социального, расового, национального, полового и религиозного характера.
Он не должен допускать предвзятого отношения к лицам, участвующим в судопроизводстве, по мотивам их имущественного или должностного положения, принадлежности к общественным объединениям, а также политических и иных убеждений, поведения в процессе.
 
п.13. Сроки рассмотрения дел неразрывно связаны с правом на справедливое судебное разбирательство. В связи с этим неотъемлемой составляющей частью профессиональной этики судьи является соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений.
 
Нарушение судьями без уважительных причин процессуальных сроков по делам свидетельствует о пренебрежении ими служебными обязанностями и судейской этикой.
 
п.14. Судья не вправе делать публичные заявления, комментировать судебные решения, выступать в средствах массовой информации по существу дел, находящихся в производстве суда.
 
п.15. Судья не может препятствовать освещению деятельности суда представителями средств массовой информации. Действия судьи по воспрепятствованию представителям средств массовой информации к доступу в судебное заседание, освещению ими рассмотрения дела, за исключением случаев, предусмотренных законом, являются нарушением профессиональной этики».
 
Давайте  приведем примерный перечень фактов, свидетельствующих о предвзятости и необъективности суда, которые могут явиться основанием для  его отвода.
 
— Резкое или грубое обращение судьи с представителями одной из сторон и, напротив, подчеркнуто вежливое обращение с представителями противоположной стороны.

— Случаи личных не процессуальных общений с гражданами, а также с представителями организаций по вопросам, связанным с разбирательством в суде дел этих граждан и организаций, которые позволяют усомниться в беспристрастности суда.

— Дача судьей советов и правовых консультаций одной из сторон относительно их действий в судебном процессе.

— Предвзятое  отношение  к лицам, участвующим в судопроизводстве, по мотивам их имущественного или должностного положения, принадлежности к общественным объединениям, а также политических и иных убеждений, поведения в процессе.

— Не соблюдение установленных законом процессуальных сроков рассмотрения судебных дел, жалоб и заявлений, в том случае, когда нарушение сроков ущемляет права стороны.

— Публичные заявления, комментарий судебных решений, выступление в средствах массовой информации по существу дел, находящихся в производстве суда, в которых содержится  оценка доказательств, позиции одной из сторон, суждения о виновности или не виновности.

— Действия судьи по воспрепятствованию представителям средств массовой информации к доступу в судебное заседание, освещению ими рассмотрения дела.

— Нарушение судьей конституционных прав участников судебного разбирательства.

Не соблюдение судьей  установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса, что может выразиться в следующих проявлениях, свидетельствующих о тенденциозности суда:

— Отказ в удовлетворении обоснованных ходатайств стороны защиты (обвинения) о допросе свидетелей.

— Отказ в назначении судебной экспертизы, если обстоятельства, которые могут быть установлены в заключении эксперта могут повлиять на выводы суда.

-  Отказ в удовлетворении обоснованных ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона.

— Отказ в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору в связи с недостатками обвинительного заключения, препятствующими вынесению судебного акта.

— Формальное разрешение заявленных ходатайств в интересах одной из сторон без приведения мотивов.

— Отказ в приобщении к материалам уголовного дела различных документов, характеризующих личность.

— Отказ  в приобщении к материалам уголовного дела заключений специалистов, и иных документов, полученных в соответствии с полномочиями адвокатов.

— Не разъяснение стороне процессуальных прав в судебном заседании и не обеспечение возможности реализации этих прав.

— Нарушение права подсудимого на защиту.

— Отказ стороне защиты в выдаче копий вынесенных судом постановлений.

— Отказ стороне защиты в отводе прокурора, нарушающего Закон.

— Оглашение судом показаний свидетелей при отсутствии согласия стороны.

— Изготовление части протокола судебного заседания, не соответствующего его ходу, с которым сторона имела возможность ознакомиться в соответствии с ч. 6 ст. 259 УПК РФ.
 
При этом основаниями для отвода судьи могут явиться не просто нарушения  процессуальных норм либо прав участников уголовного судопроизводства, а  такие нарушения, которые свидетельствуют о том, что суд выступает на стороне защиты или стороне обвинения.
 
Например, по одному из уголовных дел защитник ходатайствовал о допросе лица в качестве специалиста. Суд ходатайство удовлетворил и после допроса специалиста стало очевидным, что заключение судебно-медицинского эксперта является ошибочным, так как получено с нарушением закона и основано на не полно проведенных исследованиях. От заключения экспертизы напрямую зависела квалификация действий подсудимого по ч.1 ст. 111 УК РФ.
 
Далее судья ходатайство защитника об исключении из доказательств заключения судебно-медицинского эксперта оставила без удовлетворения, не приведя достаточных с точки зрения закона мотивов, а позже отказала в удовлетворении ходатайства о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, позволив себе вынести абсолютно необоснованное постановление.
 
Поскольку этим судья косвенным образом выразила свое отношение к главному доказательству стороны обвинения – заключения эксперта, то у стороны защиты уже не осталось никаких сомнений относительно тенденциозности судьи. Отвод такому судье являлся основательным и своевременным.
 
Или другой пример, достаточной часто встречающийся в нашей  действительности. Суд допрашивает свидетелей обвинения и свидетелей защиты. По смыслу закона, суд не выступает на стороне обвинения или защиты. Но в ходе допросов свидетелей обвинения, судья задает свидетелям вопросы, уличающие подсудимого в совершении преступления, вопросы защитника, оправдывающие подсудимого, снимает, при этом, позволяя прокурору задавать недопустимые и наводящие вопросы.
 
А при допросе свидетелей защиты судья неоднократно угрожает им привлечением к уголовной ответственности, вопросы защитника снимает, а  прокурору вновь позволяет задавать  один и тот же вопрос несколько раз, сам судья во время допроса выказывает очевидное неуважение к свидетелям защиты и  симпатию свидетелям обвинения. Такое поведение судьи  является  сигналом к заявлению ему отвода в связи с заметной заинтересованностью в постановлении именно обвинительного приговора.
 
Реалии современной жизни ставят на повестку дня вопрос о новых основаниях для отвода судей. Так, в литературе предлагается рассматривать в качестве одного из оснований для отвода судьи его некомпетентность, подобно тому, что переводчику, эксперту может быть заявлен отвод в случае обнаружения их некомпетентности (ст. 69, 70 УПК РФ).
 
Подтверждением часто встречающейся в практике  судейской некомпетентности  являются обзоры  судебной практики.
При этом под некомпетентностью понимаются совершение судьей профессиональной ошибки, его неправильные действия по делу, незнание им положений закона [1].
 
Резник Г.М., характеризуя уровень правоприменителей, заявил:  «Мы сталкиваемся со старой проблемой, о которой еще в позапрошлом веке поэт сказал: «законы святы, да применители лихие супостаты.…Таким образом, законодательство в целом у нас сейчас в приемлемом состоянии. Но — чего скрывать! — на бумаге записано одно, а в жизни мы имеем совсем иное»[2].
 
Так, по мнению В. Пастухова, «основные проблемы российского правосудия не в его «коррумпированности» и «зависимости» от власти, а в развивающемся, как раковая опухоль, правовом нигилизме и резком снижении профессионального уровня подготовки судей» [3].
 
Багаутдинов Ф.Н. полагает, что некомпетентность судьи не может быть основанием для его отвода по конкретному делу, но может явиться основанием для прекращения его полномочий[4].
 
Однако с такой позицией согласиться нельзя, поскольку судья может проявить некомпетентность по конкретному делу либо по определенной категории дел, однако по другой категории может иметь достаточный уровень знаний, навыков и умений, в связи с чем прекращать его полномочия было бы преждевременно. Такая ситуация может встретиться у тех судей, которые ранее работали следователями и вполне ориентируются в уголовных дел, но имеют явные и заметные пробелы в цивилистике, что проявляется при рассмотрении гражданских дел.
 
Следует отметить, что перечень обстоятельств, дающих основание заявить отвод судье, не является исчерпывающим. Таких обстоятельств может возникнуть очень много.
 
Осин В.В. пишет: «Анализ судебной практики свидетельствует: попытки отвести судью, который, осуществляя «правосудие», не подчиняется Конституции РФ и федеральным законам (а это говорит о его личной и прямой заинтересованности в исходе данного дела и неспособности выполнять обязанности судьи), заканчиваются тем, что себя любимого он никогда не отведет, поскольку отвод, заявленный судье, разрешается им же…. Таким образом, как показывает опыт, правовые механизмы, которые позволяли  отстранить судью по причине неспособности выполнять им свои обязанности, в России не работают вовсе (как в описываемом случае) или работают неудовлетворительно»[5].
 
Рассмотрим доступную судебную практику, в том числе и  Верховного Суда РФ по разрешению отводов судьям в связи с нарушением ими законов.
 
Так, доводы жалобы адвоката о том, что председательствующий судья был необъективен (в связи с отказом в удовлетворении ходатайств об исключении доказательств, в связи с отказом допросить перед присяжными в качестве свидетеля, в связи со сделанными председательствующим замечаниями адвокатам) в исходе дела и вынес необоснованное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе, являются несостоятельными, так как все эти доводы судьей были рассмотрены, обоснованно отклонены, о чем вынесены мотивированные постановления в порядке, установленном ст. 65 УПК РФ[6].
 
По другому делу, как посчитал ВС РФ, судья обоснованно отклонил отвод, заявленный  подсудимым. Удаление подсудимого из зала суда за нарушение порядка, которое выразилось, в том числе в нарушении установленных уголовно-процессуальным законом правил, создания помех для осуществления судом его полномочий, и неподчинения распоряжениям председательствующего, не может свидетельствовать о какой-либо прямой, личной и иной, заинтересованности председательствующего в исходе дела, поскольку эти действия председательствующего соответствуют требованиям статьи 258 УПК РФ[7].
 
Доводы защитника об отводе председательствующего судьи в связи с тем, что последний в ходе предыдущего кассационного рассмотрения дела предоставил ему недостаточно времени на ознакомление с материалами дела признаны несостоятельными, так как действия судьи при ознакомлении с материалами дела соответствовали требованиям закона, а в родственных отношениях с родственниками осужденного он также не состоит[8].
 
По уголовному делу в ходе судебного заседания при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей С., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, последним был заявлен отвод судье в связи с возможной его  заинтересованностью в исходе уголовного дела, так как именно этот судья ему — С. — 01 февраля 2010 года в порядке п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ продлевал срок задержания на 72 часа;
 
04 февраля 2010 года избрал по ходатайству следователя меру пресечения в виде заключения под стражу, а также 26 марта 2010 года отказал в удовлетворении жалобы на незаконные действия следователя, поданной в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.
 
Как следует из Кассационного определения заявление об отводе судьи должно содержать в себе ссылку на объективные обстоятельства, свидетельствующие о личной заинтересованности судьи в исходе дела, а не базироваться на абстрактных предположениях. Доводы обвиняемого С. о необъективности и личной заинтересованности судьи носят предположительный, субъективный характер и объективного подтверждения не имеют[9].
 
Калинкина Л.Д. приводит примеры, в частности, судья Городищенского районного суда Пензенской области отказал в удовлетворении отвода, заявленного защитником подсудимого Б. адвокатом Е. на том основании, что у стороны защиты возникли обоснованные сомнения в беспристрастности судьи в связи с тем, что его родная дочь работает в следственном комитете, в том органе, который сформулировал и предъявил обвинение Б.
 
Данное обстоятельство и то, что судья удовлетворил все ходатайства стороны обвинения и отказывал во всех ходатайствах стороне защиты без приведения каких-либо мотивов, дало основания сомневаться в его беспристрастности, в связи с чем и был заявлен ему отвод.
 
В другом случае отвод был заявлен в связи с тем, что судья выступил инициатором вопроса о возбуждении в отношении подсудимого уголовного дела за оскорбление участников уголовного судопроизводства, в том числе судьи — председательствующего по делу. Отказ в удовлетворении отвода порождал многократные повторные заявления об отводе судьи, которые также оставлялись без удовлетворения[10].
 
Багаутдинов Ф.Н. рассматривает с точки зрения обоснованности отвода следующий пример. При разбирательстве уголовного дела об убийстве А. Политковской председательствующий по этому делу судья первоначально принял решение о проведении по делу закрытого судебного заседания. Государственный обвинитель был за рассмотрение дела за закрытыми дверями, защита и потерпевшие протестовали.
 
Однако уже на следующем судебном заседании судья изменил свое решение и постановил вести процесс в открытом режиме. После этого государственный обвинитель заявил отвод судье, обосновывая это тем, что им были нарушены требования процессуального законодательства. Отвод был отклонен, и судья продолжил рассмотрение дела[11]. В связи с тем возник вопрос, а является ли основанием для отвода то обстоятельство,  что судья отменил  свое собственное решение[12].
 
Можно согласиться с Багаутдиновым Ф.Н. в том, что  приведенные действия суда, хотя бы и являющиеся не последовательными и противоречивыми,  не свидетельствуют о его заинтересованности в исходе дела, поскольку  не позволяют сделать вывод о пристрастиях председательствующего. Открытость или закрытость судебного разбирательства  никак не влияют на исход дела и определенному исходу дела не способствуют.
 
Автор в своей практике неоднократно заявлял отводы судьям в связи с систематическими нарушениями ими норм закона и прав участников процесса при осуществлении правосудия, однако все без исключения  отводы удовлетворены не были, а кассационные инстанции, как правило, не отменяли приговоры в связи с неправильным разрешением отвода судье по указанным основаниям.
 
В 2001 г.  Ставропольский краевой суд отменил приговор Георгиевского городского суда в отношении Балаба Е.Р., обвиняемой по ч. 1 ст. 213 УК РФ, в связи с тем, что ее отвод дознавателю оставлен без рассмотрения и прокурором не разрешен. Уголовное дело было направлено для производства дополнительного дознания и в дальнейшем было прекращено. Как видно,  отмена приговора имела место по формальным основаниям.
 
Анализ судебной практики по разрешению отвода судье в связи с систематическими нарушениями им  закона  свидетельствует об отсутствии у  сторон эффективных процессуальных возможностей по замене председательствующего на стадии судебного разбирательства.
 
Этому способствует неопределенность обстоятельств, используемых в качестве оснований  для отвода, указанного в ч. 2 ст. 61 УПК РФ, а также невозможность немедленного обжалования постановления судьи об отказе в удовлетворении отвода.
 
Вместе с тем, нельзя не учитывать воспитательное и превентивное значение  ходатайств об отводе. Даже если ходатайство не будет удовлетворено, то  сам факт «разоблачения» тенденциозного судьи в глазах  участников процесса и присутствующих не может не оказать на судью положительного воздействия, после таких отводов судьи стараются вести процесс в соответствии с требованиями закона и хотя бы внешне обеспечивать равноправие сторон.
 
Как неоднократно отмечал Конституционный суд РФ, гарантией соблюдения принципа беспристрастности судьи, рассматривающего дело единолично, при разрешении вопроса о заявленном ему отводе является вынесение мотивированного определения, подтверждающего отсутствие обстоятельств, которые позволили бы усомниться в его беспристрастности при рассмотрении данного дела.
 
Если же судья в ответ на мотивированное ходатайство об отводе вынес постановление об отказе, в котором  не ответил на все изложенные доводы, то у стороны возникает право заявить повторный отвод.  
 
Повторный отвод может быть заявлен, если в ходе судебного разбирательства со стороны суда возникли новые обстоятельства, свидетельствующего о его заинтересованности.
 
В таких условиях и с учетом сложившейся судебной практики у сторон остается возможность доказать заинтересованность судьи при обжаловании вынесенного приговора.
 
В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ: «Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей».
 
Пункт 2 части 2 ст. 381 УПК РФ следовало бы расширить, добавив: «а равно, вынесение приговора не объективным и небеспристрастным судом».



[1] Руднев В.И. Некомпетентность судьи как основание для его отвода и прекращения полномочий // Журнал российского права. 2003. N 7.
[2] Генри Резник «Надо перестать лукавить и реально обеспечить независимость судов» Интервью Натальи Зубаревич politcom.ru›article.php?id=7120, последнее посещение 8.01.2012г.
[3] Пастухов В. Российское правосудие: «отделение от власти» // Сравнительное конституционное обозрение. 2004. N 4(49). С. 120.
[4] Багаутдинов Ф.Н. Актуальные проблемы отвода судьи в современных условиях. Консультант плюс.
[5] В.В. Осин. Что делать, если судья не подчиняется Конституции РФ и Федеральным Законам? Консультант плюс.
[6] Кассационное определение Верховного Суда РФ  от 18 апреля 2006 года Дело N 80-о06-17сп
 
[7] Кассационное определение  Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ  от 23 сентября 2009 г. N 80-О09-18сп
[8] Кассационное определение Верховного Суда РФ  от 9 января 2003 г. N 20-о02-61
[9] Кассационное определение Ленинградского областного  суда  от 28 апреля 2010г. № 22- 765/2010
 
[10] Калинкина Д.В. Заявление и разрешение повторных отводов суду на стадии судебного разбирательства. СПС Консультант плюс.
[11] Прокурор попросил судью на выход // РГ. 2008. 26 нояб.; Судья не отказался от дела Политковской // РГ. 2008. 27 нояб.
[12] Багаутдинов Ф.Н. Актуальные проблемы отвода судьи в современных условиях. Консультант плюс.
18.03.2012
Россия, Ставропольский край, Георгиевск
Категория: Мои статьи | Добавил: 1zorro1 (19.03.2012)
Просмотров: 7915 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]